г. Киев, ул. Е. Белокур, 3.
+38 095 593-43-15

Онтологизации

Многие годы пропаганды науки приучили людей к тому, что знания или их получение — это если не хорошо, то, во всяком случае, не плохо. Однако сейчас такое отношение подвергается сомнению, поскольку в настоящее время производство и трансляция знаний являются настолько разными по основаниям, что в одной и той же сфере знаний могут быть совершенно разные системы знания. Знание перестало быть единственным, и возникла проблема — что называть знаниями. Далеко не всякая информация, которую мы в своей повседневной жизни получаем, является знанием.
Чтобы информация стала знанием, она должна быть, во-первых, включена в некоторую картину мира, во-вторых, систематизирована в некоторой теоретической иерархии, в-третьих, как теория иметь отношение, проверяться и преобразовываться в практической деятельности. То, что мы в большинстве случаев встречаем в Интернет, — это информация, а не знание. Информация в современном мире оказалась избыточной, а знания — распределенными сообразно различным способам их онтологизаций .
Таким образом, оказалось, что знания вообще — это очень специфическое содержание, которое зависимо от способа онтологизации. Даже в одной и той же онтологии мы можем по-разному провести нормативную онтологизацию — и это поменяет какую-то часть или даже всю систему знаний, которая у нас есть. Так в каждой отдельной области знаний оказывается не просто много знания, а много систем знаний, которые претендуют на истинность, адекватность и осмысленность. Смена знаниевых систем последний век происходила уже как внутри одной и той же онтологии, так и за счет смены самих онтологий и, таким образом, знания стали многомерными, они стали зависеть от подходов, которые принимаются в начале их производства.
Но даже это не уничтожило стабильность системы производства и трансляции знаний, поскольку смена знаниевых систем как внутри одной, так и на основе разных онтологий, укладывалась в длительность человеческой жизни. Проблема смены знаниевых систем решалась как смена образовательных парадигм через новых людей — их носителей, которые просто приходили в науку уже с принципиально новыми системами знаний и вытесняли представителей старых систем знаний.
Теперь же оказалось, что уже на протяжении индивидуальной жизни меняются не только способы онтологизации или онтологии, а соответственно и некоторая система знаний, но онтологические представления меняются таким образом, что порождают сразу несколько систем знаний. Очень большая вероятность, что так дальше и будет продолжаться. Онтологии будут меняться стремительно, и каждый из нас на протяжении своей жизни, как минимум хотя бы раз, а то и несколько раз, будет переживать смену онтологии. Эта ситуация известна как постмодернизм. Постмодернизм плох тем, что, создавая видимость объемлемости разных систем знания путем их эклектичного соединения, отрицает допустимость онтологизации, лежащей в основании всех или хотя бы большинства систем знаний. Поэтому вопросы онтологизации и фундаментальной реонтологизации оказываются принципиально важными.
В своем изначальном понимании онтология это учение о бытии, а онтика это учение о сущем. Любые попытки сказать как-то иначе — «наука о бытии» или «теория о бытии» уже основаны на той или иной онтологии .
Такое понимание онтологии является пониманием в узком смысле понятия «онтология». Поскольку понимание и выражение бытия связано с самыми фундаментальными представлениями, то и понимание «онтологии» также стало расширительным.
В настоящее время онтологией называют самые фундаментальные представления в той или иной области мышления и деятельности. Онтикой называют фундаментальные представления в той или иной области мышления и деятельности, которые относятся к существующему.